ПНИЭИ

Пензенский научно-исследовательский электротехнический институт

О ком и о чем помню

В один из первых дней после приема в технологический отдел, в январе 1961 года начальник лаборатории Герман Георгиевич Слесарев сказал, что его и меня приглашает на собеседование главный инженер предприятия Михаил Григорьевич Демков.

О ком и о чем помню
О ком и о чем помню.

До этого я работал на заводе аппаратуры дальней связи города Перми мастером механического цеха, начальником тех. бюро сборочного цеха. С главным инженером завода приходилось встречаться в драматических ситуациях, как правило, в конце месяца, и потому у меня сформировался стереотип поведения вышестоящего руководителя, который обычно вызывал у меня негодование, вынуждено скрываемое, чтобы не раздражать его сильнее.
После того как мы вошли в кабинет с одним рядом стульев сразу же от входной двери вдоль стены к единственному окну на Садовую улицу, его хозяин встал из-за стола, сделал шаг навстречу и протянул руку для пожатия. Пригласил сесть и сам сел за стол со стопкой папок и листами бумаг с машинописным текстом и жирными пометками цветным карандашом на них, телефоном. Комната была небольшая узкая, так что между столом и рядом стульев был зазор на длину протянутой руки. Михаил Григорьевич стал задавать вопросы, касающиеся характера моей предыдущей работы, выслушивать ответы внимательно, не перебивая, так что через несколько минут моя напряженность спала и установилась атмосфера, разительно отличающаяся от той, к которой я привык за годы цеховой службы. Как сами вопросы, так и их последовательность, четкость формулировок, манера и стиль разговорной располагали к хозяину кабинета и говорили о его широки эрудит™ и интеллигентности.
Спустя несколько дней после этого, по телефону попросили зайти к зам. директора по режиму и кадрам Аркадию Семеновичу Половину. Осторожно стучусь в дверь, немного приоткрыв её, прошу разрешения войти и слышу певучий бархатный голос: «Войдите!». В небольшой комнате с одним окном, к которому почти вплотную боковой стороной примыкает развернутый под углом к окну и стене стол с папкой для бумаг и телефоном, сидит в кресле сановитый, щеголевато одетый мужчина, с приятными чертами лица, холеными руками и, не вставая, приглашает садиться. Он сидит прямо, несколько откинувшись на спинку кресла, движения его замедленны и плавны. Говорит неторопливо и в одной тональности и, кажется, что он очень устал, и ему все в тягость. Он просит вернуть письмо за его подписью, которым меня приглашали на работу с гарантией предоставления места в общежитии и указанием должностного оклада.
На второй день это письмо я ему вернул. Было скверное чувство, что письмо отбирают с целью исключения возможности с моей стороны использования его в каких то неблаговидных ситуациях. Технологический отдел руководимый в тот год Валерием Михайловичем Прозоровым состоял из технологической лаборатории, размещенной в актовом зале вместе с БНТИ, БНСом и КО, химической лаборатории, размещенной на втором этаже пристроя (начальник Василий Яковлевич Самсонов), и лаборатории фильтров, в том же пристрое только на 1-ом. этаже (начальник Анатолий Фролов). Мне поручили вести технологическую часть изделия «Кварц» и одновременно технологию изготовления блока «К», разработчиком которого являлось НИИ автоматики в г. Москве.
Серьезным испытанием на техническую зрелость коллек-отдела и экспериментальных мастерских явилось освоение блока "К" (НИИ автоматики), впервые примененного в разработке "Кварц". Наиболее каверзной в изготовлении оказалась контактная пружина из бериллиевой бронзы, которой на первой операции по режимам закалки придавалась пластичность, а после формирования ее, когда она напоминала цифру 7 (так ее и называли "семерка") придавалась по режимам «старения» упругость. Последняя операция - гальваническая - заключалась в нанесении износостойкого покрытия серебро-сурьма. Удаление заусенцев по контуру заготовки, образующихся при вырубке ее из полосы, проводилась методом перемешивания с крошкой ультрафарфора при добавлении водного раствора стирального порошка во вращающемся барабане в течение 24-36 часов. В результате продолжительных исследований и экспериментов был отработан и внедрен процесс электрогальванического снятия заусенцев, который потом был использован и на детали «гребенка» этого же блока с аналогичной целью, что сокращало не только продолжительность, но и значительно трудоемкость, так как на этой детали удаление заусенцев предусматривалось вручную слесарным инструментом.
Гальваническое покрытие «гребенки» проводилось более «благородным» и дорогим металлом - палладием, что натолкнуло ведущего технолога (впоследствии зам. главного технолога) Станислава Николаевича Виноградова на исследование возможности замены палладия на сплав палладий-никель, менее дорогой и одновременно более износостойкий. Положительные результаты этой исследовательской работы легли в основу кандидатской диссертации С.Н. Виноградова.

Метки:, , ,

Оставить комментарий